МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ, ГБУ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ «ЦЕНТРАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ТАВРИДЫ»
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 515
Вторник, 24 декабря 2013 02:07

Выставка к 130-летию со дня рождения Г.Э. Бострема

Выставка в библиотеке "Таврика" к 130-летию Г.Э. Бострема Выставка в библиотеке "Таврика" к 130-летию Г.Э. Бострема

7 января по новому стилю и 25 декабря по старому, в день Рождества Христова, родился Георгий Эдуардович Бострем. В память этой даты в научной библиотеке «Таврика» им. А.Х. Стевена Центрального музея Тавриды открылась выставка, призванная еще раз напомнить о такой неординарной личности, как Г.Э. Бострем.

Георгий Эдуардович Бострем – христианский художник и реставратор, чья жизнь неразрывно связана с Крымом. Крупнейший исследователь жизни и искусства Г.Э. Бострема Георгий Когонашвили так характеризует его гений: «Художник-мистик, сумевший в своих произведениях удивительным образом сочетать современное, даже беспредметное искусство с канонической православной иконописью. … Бострем оказал огромное влияние на развитие современного христианского искусства Крыма…».

Художник родился в Елисаветградской губернии, в семье обрусевшего шведского дворянина. Художественное образование Г.Э. Бострем получил в Одесском художественном училище, по окончании которого поступил в Мюнхенскую академию художеств. Здесь, в Мюнхене, под руководством своего наставника Василия Кандинского, Георгий Бострем много рисует и участвует в выставках художников-абстракционистов. Помимо этого, изучает философию, мировые религии, музыку.

До сих пор остается загадкой, почему в один прекрасный момент все это становится ненужным. «И вдруг – полный перелом, все работы бросаются в печь». Георгий Эдуардович Бострем отправляется в долгие странствия по католическим монастырям Германии и Франции, затем в Грецию, Персию и через Алтай возвращается обратно в Россию. «Вернувшись из этого удивительного похода, Бострем раз и навсегда посвятил свою жизнь Православию».

По возвращении в Россию, Г.Э. Бострем переезжает в Загорск, в Троице-Сергиеву лавру. Здесь некоторое время он возглавлял иконописные и реставрационные мастерские. Художник расписал множество храмов, написал и отреставрировал большое количество икон для церквей Москвы, Подмосковья, Архангельской, Тверской, Новгородской областей, создает картины на православную тему. В свое время Георгий Бострем был дружен с Михаилом Нестеровым, Павлом Флоренским, Иваном Козловским и другими.

С 1937 по 1960 гг. – период тяжелейших скитаний, которые завершились переездом в Крым. Георгий Эдуардович Бострем жил сначала в с. Заречном Симферопольского района. Здесь художник приобрел полуразрушенную времянку, по воспоминаниям современников, «с выбитыми окнами и наполовину провалившейся «под татаркой» крышей». Друзья художника вспоминают и огромное количество кошек и собак, сбегавшихся к дому Георгия Эдуардовича со всей округи. Дом окружали множество коробок, служивших жилищем для домашних животных. На закате жизни Г.Э. Бострему пришлось перебраться к дочери в Евпаторию, где в октябре 1977 г. художник скончался.

«Если бы не он, никто из нас не стал бы тем, кто он есть», - эти слова, как нельзя лучше определившие колоссальное значение личности Г.Э. Бострема, принадлежат близкому другу художника композитору Алемдару Сабитовичу Караманову.

Картины художника настолько выделялись из общего ряда, что в храме Трех Святителей в Симферополе состоялось сожжение двух шедевров кисти Бострема.

В завершение приведу отрывок из воспоминаний ученика Г.Э. Бострема Георгия Когонашвили (в полном объеме они были опубликованы в крымском журнале «Предвестие» в № 4 за 1992 г.): «Прежде всего бросался в глаза гигантский лоб мудреца. Голова громадная по сравнению с туловищем, и выглядело это внушительно, как у льва. В облике Бострема было нечто царственное, величественное и умиротворяющее. Спокойствие, мудрость и доброта просто исходили от него. … И еще: сразу становилось ясно, что имеешь дело с человеком какого-то принципиально иного склада (говоря языком Георгия Эдуардовича, иного импульса). В нем никогда не было и йоты суетности. … Бострем был среднего роста, почти пополам (видно, что от болезни, не от старости) согнутый, но широкий и мощный. На нем были старые брюки, огромные ботинки, перевязанные какими-то веревками, и серый свитер крупной вязки с разорванными рукавами, болтающимися бахромой. Но выглядело это на нем, как мантия».

Галерея изображений

Заинтересовался? Поделись в соц. сетях!

Инстаграмм

Музей на Facebook

Присоединяйтесь!

Одноклассники

Присоединяйтесь!

Вконтакте