Статьи сотрудников Центрального музея Тавриды, посвященные истории музея

Центральный музей Тавриды 1921 – 1940 гг

вкл. . Опубликовано в Статьи сотрудников Музея, посвященные истории музе

Дубилей Л.П. Центральный музей Тавриды 1921 – 1940 гг.// Известия Крымского республиканского краеведческого музея.- 1996.- №14. – С. 95 – 98.

Конец 1920-го –  1921-й годы были тяжелыми для Крыма в связи с экономиче­ской и политической обстановкой, сложив­шейся в результате нескольких лет граж­данской войны.

В это трудное время необходимо было сохранить музеи, которые существовали уже не одно десятилетие и были известны своими коллекциями далеко за пределами Крыма. Создание Центрального музея Тавриды пред­полагало изучение и показ в едином комплексе истории Крыма, природы и этнографии. Кроме того, ЦМТ должен был стать методи­ческим центром для всех музеев.

Первоначально музей находился в здании общества взаимного кредита по ул. Дворянской, 4 (ныне ул. Горького). Здесь же в комнатах размещалась радиостанция, которая мешала работе музея (1, л. 52). В течение месяца по просьбе заместителя за­ведующего Крыммузеем А. Полканова ра­диостанция была удалена (1, л. 49). Одна­ко очень скоро над музеем нависла угроза выселения. На заседании Президиума Совнаркома Крыма 14 января 1922 года было принято решение о предоставлении музею в четырехдневный срок помещения и о пере­даче здания Госбанку (1, л. 145).

До июля 1922 года оборудование му­зея, все экспонаты были свалены в подвале и других помещениях. Однако в судьбе музея и его коллекций приняли участие председатель ВЦИК М. И. Калинин и за­ведующая Главмузеем Н. И. Троцкая. Они прислали в Совнарком Крыма телеграмму с просьбой «немедленно обеспечить музей подходящим помещением, предоставив ма­териальные средства для срочной его пере­возки и размещения коллекций» (1, л. 365).

Постановлением Президиума Совнар­кома Крыма от 24 июня 1922 года музею передано здание по ул. Долгоруковской, 35 (ныне ул. Карла Либкнехта). 18 мая 1923 года в Главнауку была послана телеграмма об открытии Центрального музея Тавриды (2, л. 212). На страницах газеты «Красный Крым» от 20 и 22 мая 1923 года немало восторженных откликов на это событие.

Музей открыли в составе отделов: эт­нографического, художественного, архео­логического. Коллекции двух первых отде­лов созданы после октября 1917 года путем конфискации художественных ценностей из дворцов Южного берега Крыма. Этому способствовал приказ Крымчека, который предписывал при конфискации имущества буржуазии все предметы искусства и культуры передавать в музей и хранилища Крымохриса, сотрудников его допускать к осмотру хранилищ ЧК и выдавать им предметы для помещения в музей (3, с. 100).

При Совнаркоме была создана специ­альная комиссия по изъятию художественных ценностей.  На заседании Президиума КрымЦИК 22 мая 1923 года среди других рассматривался вопрос об изъятии художе­ственных ценностей,  мебели и академических библиотек из южнобережных дворцов, совхозов, санаториев, домов отдыха и кон­центрации их в Симферополе.  Было при­нято решение об изъятии всех  художественных  ценностей в Ялтинском и  Феодо­сийском округах  и  передаче  в  музейный фонд Крымохриса для распределения меж­ду крымскими музеями (4, л. 1).

В 1924 году открыт отдел революции, который размещался в 4-х комнатах флигеля во дворе.

На заседании IV Всекрымской музейной конференции в сентябре 1926 года оп­ределилась и структура Центрального му­зея Тавриды, состоящего из двух основных отделений: культурно-исторического и ес­тественно-исторического (5, л. 2). Последний все годы находился в здании бывшего губернского земства. Помещение стало со­вершенно непригодным для экспозиции, рабочие помещения тесны, хранить бо­гатейшие коллекции негде.

В 1921 году музею была передана уни­кальная библиотека «Таврика», содержа­щая более 2000 названий (ок. 6000 томов) материалов, касающихся Крыма (6, л. 8). Кроме того, музей имел и свою библиотеку. Это еще более осложнило существование ЦМТ, на содержание которого выделялись скудные средства.

В 1925 году создан Ученый Совет есте­ственно исторического      отделения      Цен трального музея Тавриды. В его состав во­шли представители научных и хозяйственных учреждений: проф. Е. В. Вульф — от Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы; проф. И. И. Пузанов - от   Крымского  исследовательского   ин­ститута; проф. П. А. Двойченко – от Крымского   педагогического   института;   проф. А. Н. Казанский – от Крымской станции защиты растении;  проф.  Н.  Н.  Клепинин – от Крымской областной опытной поле­водственной станции; В. А. Колесников – от Крымской областной плодоводственной станции;   А.   В.   Пенюгалов – от Управления     Крымского    водного    хозяйства; А.    С.    Дойч – хранитель отделения; А. И. Полканов – директор Центрального музея Тавриды.  Председателем Совета избран И. И. Пузанов, который с февраля 1926   года  стал   заведующим   естественно-историческим отделом.

Вопрос о здании для размещения отде­ла по-прежнему стоял остро.  В Центральном  государственном  архиве  Крыма  хра­нится копия письма от 19 марта 1926 года из Москвы, от Наркомпроса РСФСР, музейного отдела Главнауки в Крымсовнарком. В письме подчеркивается большое значение музея для Крыма и предлагается передать под его размещение бывший губернаторский дом в Симферополе. Взамен Крымохрис должен был передать два зда­ния: дворец в дер. Коккоз (ныне с. Соко­линое Бахчисарайского р-на) и помещение, которое занимает естественно-исторический музей в Симферополе (8, л. 2). Однако все осталось на своих местах.

Специальная комиссия РКИ при проверке музея указывала, что коллекции из-за тесноты и сырости могут погибнуть. Еще в мае 1925 года было принято постановление   КрымЦИК   о   выделении   помещения для музея. И только к 1 октября 1927 года за Центральным музеем Тавриды для размещения естественно-исторического и про­изводственно экономического    отделов,     а также экспозиции по этнографии было за креплено здание бывшего приюта графини Адлерберг по ул.  Пушкинской.  Построено оно в 1869 году для приюта. После революции здание несколько лет принадлежало Таврическому университету.

IV Всекрымская музейная конференция рассмотрела план музейного строительства. Было определено два периода развития музеев:

1 – собирательский (1921 — 1924 гг.), когда велась работа по учету конфискован­ных ценностей, и на их основе создавались новые музеи, отделы, выставки;

2 – период научного изучения и пла­нирования   собранных    коллекций   (после октября 1924 года).

В отчете о работе Центрального музея Тавриды за 1926—1927 годы указаны наиболее интересные коллекции, поступившие в музей:

-  коллекция чешуекрылых – 270 видов;

-  коллекция моллюсков – 156 видов;

- гербарий флоры крымских яйл (поступил от Крымводхоза) – 193 папки;

- сборы геолога Ефремова;

- коллекция монет Гидалевича – 2839 единиц;

- коллекция  предметов  погребального  инвентаря из скифских склепов у дер. Нейзац – 43 предмета;

- белогвардейские газеты 1918-1919 годов и др. (9, л. 2).

Продолжалась научная работа с кол­лекциями, собранными в музее в предыдущие годы. Так, профессор А. И. Маркевич завершил каталог лапидарной коллекции и составил 900 карточек для археологической карты Крыма (9, л. 5).

В 1927 году издан I том Трудов естественно-исторического отделения Центрального музея Тавриды.

В 20-е годы организованы экспедиции по изучению быта и культуры национальных районов:  татарских,  болгарских,  гре­ческих колхозов, крымчакских и еврейских кустарных  промыслов,   фольклора.   Экспедиции проводились совместно с Российским обществом по изучению Крыма (РОПИК), а также Таврическим обществом истории, археологии  и  этнографии   (ТОИАЭ). Сотрудники музея участвовали в археологических экспедициях.   Раскопки проводились вместе с Московским государственным ис­торическим музеем, Академией истории ма­териальной  культуры,   Русским  музеем  и др.    Благодаря   экспедициям   пополнялась археологическая коллекция музея, в фонды поступили орудия  труда,   предметы  быта, одежда и другие материалы.

Конец 20-х – начало 30-х годов – период, когда деятельность музеев стала носить  ярко  выраженный  политический  характер.   Подводя  итоги  музейного  дела  в Крыму   за  десять   лет   советской   власти, «Известия ТОИАЭ» (1930) так определили задачи музеев: «...Это «культкомбинаты», в которых   научно-исследовательская работа самым тесным образом переплетается с политико-просветительной. Они должны быть проводниками в самые широкие массы всех очередных вопросов и задач социалистического   строительства   соответственно   генеральной линии партии» (3, с. 114).

7 сентября 1936 года было принято постановление Президиума ЦИК Крым АССР «О состоянии музеев и обслуживании ими трудящихся». В нем предложено Наркомпросу уточнить профиля и целевые установки музеев, перестроить их работу так, чтобы в краеведческих музеях основной задачей был показ социалистического строительства» (10, л. 14). Это коснулось и Центрального краеведческого музея Крым­ской АССР (одно из названий Центрального музея Тавриды в 30-е годы).

В 1927 году, к 10-летию Октябрьской революции, в музее была подготовлена вы­ставка работ художников Москвы и Кры­ма. Когда отмечалась 20-я годовщина Октября, музей участвовал в создании крымского павильона на Всесоюзной сельскохо­зяйственной выставке в Москве, а также во Всекрымской выставке (в 8 залах музея открылась промышленная выставка). На ней были представлены около трех тысяч экспонатов, 35 предприятий и организаций. О политизации музейной работы свиде­тельствует и то, что в экспозицию были введены темы «Жизнь и деятельность В. И. Ленина», «Революционное движение в Крыму 1893-1901 и 1904-1907 годов».

Музей отражал политическую жизнь страны, боролся с религией, участвовал в переписи населения. Создавались выставки ко Дню авиации, к 1 Мая, к 60-летию И. В. Сталина и др. В то время важнейшим документом, определяющим работу музея, был «Краткий курс истории ВКП(б)».

Коснулась непосредственно музея и волна репрессий,  которая прокатилась по всей стране. Нашли «врага народа» и в этом коллективе. В 1937 году был уволен и арестован Н. Л. Эрнст, много лет проработавший заведующим  археологическим отделом.   Некото­рое время он исполнял также обязанности заведующего художественным отделом и заместителя директора по научной работе. Труды его было приказано изъять из библиотек. Однако, несмотря ни на что, его  доброе имя осталось в истории музея.

Несколько лет за Центральным краеведческим музеем было закреплено два здания: по ул. Пушкинской, 18 и К. Либкнехта, 35. Предпринимались неоднократ­ные попытки потеснить музей. В 1929 году в здании по ул. К. Либкнехта, 35 планиро­валось разместить Дом Красной Армии. Позже возникла идея часть здания передать радиокомитету. В 1931 году помеще­ние это было передано комвузу. Постепен­но музей свернул свою экспозицию. До 1937 года (до переезда на Пушкинскую. 18) работу продолжала только библиотека «Таврика».

Постепенно собственностью музея стала и библиотека бывшего Общества естество­испытателей и любителей природы и историко-археологическая библиотека, осно­ванная еще ТУАК.

В разные годы структурными подраз­делениями музея были Судакская крепость, пещера Чокурча, Неаполь Скифский.

В 1936 году из художественного отдела Центрального краеведческого музея была выделена картинная галерея и передана в ведение Управления по делам искусств при Совнаркоме Крымской АССР. Этим актом галерее определен статус самостоятельного музея.

 

Литература:

  1. ГАРФ, ф. 2307, оп. 3, хр. 316. ГААРК , ф.р. — 652. Оп 1,д 47.
  2. ГА ТОИАЭ. т. IV. 1930, Симферополь, 1931 г.
  3. ГААРК, ф.р. — 663, оп. 1, д. 102.
  4. ГААРК. ф.р. — 2865. оп. 2, д. 2.
  5. ГААРК, ф.р. — 2865. оп. 2, д. 1.
  6. Труды естественно-исторического отделения ЦМТ, т. I (IV). — Симферополь. 1927.
  7. ГААРК, ф.р. — 652, оп. 1, д. 1079.

ГААРК, ф.р. — 2865, оп. 2, д. 2,

  1. ГААРК, ф.р. —2865, оп. 2, д. 14.
Заинтересовался? Поделись в соц. сетях!

Инстаграм

Музей на Facebook

Присоединяйтесь!

Одноклассники

Присоединяйтесь!

Вконтакте