Музеи Крыма в годы Великой отечественной войны

Опубликовано в «Чёрная археология»

Вторая мировая война привела к гибели огромного количества художественных и исторических памятников. Еще больше культурных сокровищ европейских стран было вывезено в Германию или просто разграблено. Советский Союз оказался в числе наиболее пострадавших в этом отношении: погибли и были расхищены ряд музеев, вывезены или уничтожены архивы, библиотеки, частные коллекции.

По окончанию войны все это было учтено репарационными комиссиями, которые занимались на территории советской оккупационной зоны учетом и вывозом материальных ценностей побежденной Германии. В результате многие памятники мировой истории и культуры оказались в СССР и осели в секретных запасниках Москвы, Ленинграда (Петербурга), Киева и других городов.

Проблема реституции культурных ценностей в нашу страну остается актуальной. Не возвращено на Родину более 300000 предметов. Так, после разгрома гитлеровской Германии часть музейных предметов в 1948 году была возвращена Керченскому музею - 2837 предметов, некоторая часть вещей ошибочно направлена в другие музеи и там учтена. При распределении огромного количества музейных предметов, когда их сортировали на складах общества «Дерутра» в Берлине для распределения по музеям хранения, произошла путаница в шифрах инвентарных номеров. Одинаковые шифры с буквой «К» были у Керченского, Киевского и Краснодарского музеев. Например, многочисленные предметы из раскопок В.В. Шкорпила после возвращения их из Германии направили в Киев, и теперь они хранятся в Киевском историческом музее. Совершенно очевидно, что для восстановления первоначальных коллекций следовало бы в свое время произвести обмен.

Ученые предлагали снять с музейных хранилищ гриф секретности и с помощью специальной комиссии решить проблему «своих и чужих богатств» в соответствии с международным правом, нашедшим отражение в протоколе Гаагской конференции 1954 года Часть произведений вернуть, часть обменять на похищенное, часть получить в виде компенсации за уничтожение. Не исключено, что некоторые крымские памятники, числящиеся утраченными в военные годы, могут быть выявлены в западных музеях или частных собраниях. Например, значительная часть ценностей Керченского музея, находившаяся в Южной Баварии, в подвалах замка Хохштадт в американской зоне оккупации Германии, была расхищена союзниками. Таким образом, музею возвращены далеко не все вещи, а уничтоженные противником ценности никак не компенсированы.

На начало 1941 года в Крымской АССР функционировало 25 музеев: Центральный, Алуштинский, Евпаторийский, Старокрымский, Феодосийский, Ялтинский краеведческие музеи, Керченский и Херсонесский историко-археологические музеи, музей пещерных городов, музей Крымской войны 1854 - 1855 годов, Панорама обороны Севастополя, музей Революции в Севастополе, Алупкинский и Бахчисарайский дворцы-музеи, дом-музей А.П. Чехова в Ялте, дом-музей А.С. Пушкина в Гурзуфе, Севастопольская, Симферопольская, Феодосийская картинные галереи, Центральный антирелигиозный музей в Симферополе и его филиалы в Керчи и Ялте, музей фауны и флоры Черного моря, сельскохозяйственные музеи в Симферополе и Ялте.

В середине июля, когда вследствие быстрого продвижения линии фронта над Крымом нависла угроза немецкого вторжения, было принято решение об эвакуации в глубь страны промышленных предприятий и культурных ценностей. Эта огромнейшая работа требовала большого напряжения сил. В первую очередь в восточные районы отправлялись оборудование заводов и фабрик, имущество колхозов и совхозов. Затем настал черед культурно-просветительных учреждений. Тем в большей степени заслуживает уважения самоотверженность музейных работников, которые, порой рискуя собственными жизнями, делали все возможное, чтобы спасти бесценные сокровища прошлого.

Однако не все удалось вывезти, не все удалось спасти. Остались в Ялтинском порту, не дождавшись отправки, коллекции Алупкинского дворца. 27 октября 1941 года в результате массового налета немецкой авиации в Керченском порту погибло основное собрание Симферопольской картинной галереи. Весьма противоречивы в источниках сведения о судьбе Пушкинского музея в Гурзуфе. Пароход, на котором были погружены экспонаты, потоплен неприятелем». В то же время директор Алупкинского музея С. Г. Щеколдин в «Отчете о разграблении ценностей Алупкинского историко-бытового и художественного дворца-музея немецко-фашистскими оккупантами...» от 2 мая 1944 года указал, что самолично перевез ящики Гурзуфского домика-музея А.С. Пушкина из Ялтинского порта на склад Ялтинского городского управления,  откуда позже немцы отправили их в Симферополь. Трагическая участь постигла реликвии Керченского историко-археологического музея. В сентябре 1941 года директор музея Ю.Ю. Марти и представитель Керченского горисполкома Ф.Т. Иваненко вывезли через Керченский пролив на Тамань 1156 наиболее ценных экспонатов, а именно: египетские вещи, чернофигурную и чернолаковую керамику, терракоту, мраморные статуэтки и рельефы, изделия из стекла, кости, бронзы, серебра, золота и 157 дел музейного архива. Ю.Ю. Марти в дороге заболел и вынужден был остаться в Краснодаре, а Ф.Т. Иваненко сдал груз Армавирскому горисполкому. В августе 1942 года, накануне захвата Армавира немецкими частями, заведующая секретной частью горисполкома А.М. Авдейкина доставила чемодан с золотыми и серебряными монетами, бляшками, браслетами, подвесками, кольцами, пряжками в станицу Спокойную и поместила в местном отделении госбанка, а оттуда они попали в Спокойненский партизанский отряд. Далее их следы теряются. Неизвестна также судьба остальных коллекций Керченского музея. Здания Армавирского горисполкома и склада горздравотдела, где они хранились, были сожжены во время бомбежки. Там же, в Армавире, фашисты разграбили эвакуированные уполномоченным наркомата просвещения Крымской АССР А.А. Шинделем экспонаты Центрального краеведческого музея Крымской АССР. В железнодорожном пакгаузе хранилось 14972 монеты, 1319 единиц учета археологического материала, 1193 предмета этнографии, 3837 книг из библиотеки «Таврика», в том числе: краеведческой литературы на русском языке — 1119 экз., на иностранных языках — 685 экз., альбомов и атласов — 59 экз.; исторических и географических карт — 873 экз., книг из бывшей библиотеки А.Л. Бертье-Делагарда — 77 экз., изданий Таврической ученой архивной комиссии и редких книг — 78 экз.

Все коллекции отдела природы, которые не могли выдержать перевозки, громоздкие вещи археологического и этнографического отделов, экспонаты отдела социалистического строительства, большая часть библиотеки Центрального краеведческого музея Крымской АССР были оставлены в Симферополе с решением по возможности их сохранить.

Во время отступления из Крыма частей Красной Армии во исполнение директивы СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 29 июня 1941 года, требовавшей уничтожать ценное имущество, чтобы оно не доставалось врагу, были подожжены дворцы «Дюльбер» в Мисхоре, Малый Ливадийский, эмира Бухарского в Ялте. В последнем до войны размещался Ялтинский краеведческий музей, располагавший 10 тысячами экспонатов. Сотрудники музея, производившие раскопки пожарища, извлекли 1400 предметов, которые были сохранены в помещении Ялтинского дома учителя. Музей утратил 86 персидских, туркменских, турецких и кавказских ковров XVIII – XIX вв., 310 японских и китайских ваз, 18 изделий из слоновой кости, 320 изделий иранского искусства, в том числе резную и покрытую эмальную посуду, ткани и вышивки, включая знаменитое панно XVII в., изображавшее знатную персиянку за туалетом, погребальный инвентарь таврских могильников, 152 образца краснофигурной посуды V – IV вв. до н.э., 330 предметов из раскопок римской крепости Харакс, отдел природы, демонстрировавший флору, фауну, геологию и природные богатства Южного берега Крыма.

19 мая 1942 года в ведение айнзацштаба перешел Керченский археологический музей, в котором тогда хранилось 5514 экспонатов. Его директором оккупанты назначили А.А. Шевелева, заслужившего их доверие выдачей тайника в подвальном помещении музея, где были спрятаны 16 ящиков со стеклом и хрупкой античной керамикой. Открывшаяся спустя два месяца музейная экспозиция не шла ни в какое сравнение с  предвоенной. Единственным приобретением Керченского музея стал мраморный саркофаг весом 5 тонн, перевезенный в июле 1943 года из Тамани.

В оккупированном Симферополе продолжали функционировать Центральный музей Крыма. Директор музея А.И. Полканов вместе с главным хранителем А.С. Дойчем, препаратором И.А. Глобенко, музейным столяром Шлыковым оборудовал в музее пять тайников, где были спрятаны ценные археологические предметы, экспонаты и архив революционного отдела, книги, пулемет «Максим», винтовки, холодное оружие из отдела партизанского движения, оформление советского отдела (статуи, бюсты, барельефы, плакаты). Там же хранились 2 ящика с картинами Русского музея, экспонировавшимися в Алупкинском дворце, 2 ящика с картинами К.Ф. Богаевского, 3 ящика с картинами и автопортретом И.К. Айвазовского, вывезенные немцами из квартиры вдовы художника, сундук с нумизматической коллекцией Феодосийского краеведческого музея. Они были изъяты А.И. Полкановым при помощи военнопленного шофера В. Иваницкого на складе художественных ценностей, подготовленных к вывозу в Германию.

За два года и пять месяцев оккупации фашисты подвергли край разграблению. После проведения в конце декабря 1941 года частями Красной Армии и Черноморского флота, Керченско-Феодосийской десантной операции оккупанты учинили полный разгром Старокрымского краеведческого музея. Немецкий танк въехал в здание музея, проломив стену, опрокинул и подмял под себя витрины и шкафы с экспонатами. Затем, ворвавшись в помещение, солдаты начали жечь мебель и библиотеку. Разместив в здании татарской школы, примыкавшей к музею, канцелярию, немцы вложили дорожку от нее через двор на улицу обломками двух больших вдребезги разбитых пифосов. В дальнейшем в музее румыны устроили конюшню, в результате чего строение пришло в полную негодность, было разрушено и сравнено с землей, а на его месте оборудована площадка для бронемашин и баков с горючим. Дотла был сожжен Алуштинский краеведческий музей. Полностью оказались разграбленными антирелигиозные музеи в Ялте, Керчи, Симферополе. Помещение Центрального антирелигиозного музея немцы использовали под конюшню, а затем под гараж. Здание Симферопольской картиной галереи они превратили сначала в конюшню, а впоследствии разместили в нем мыловаренное производство. При отступлении из Симферополя оккупанты его подожгли, но подоспевшие красноармейцы успели потушить пожар. Немецкие авиабомбы и фугасы разрушили здания Севастопольской картинной галереи и Панорамы обороны Севастополя.

Разграбление музейных коллекциях Крыма осуществлялось как отдельными модераторами, одетыми в немецкую и румынскую офицерскую форму, так и целенаправленно при участии квалифицированных специалистов, совмещавших ученые знания со всякого рода фюрерскими должностями в айнзацштабе. Повышенный интерес представители айнзацштаба проявляли к Алупкинскому музею. Они вывезли из дворца почти целиком передвижную выставку Русского музея и выставку Симферопольской картинной галереи. Из 183 экспонатов Русского музея были изъяты 152, в том числе произведения И.П. Аргунова, Д.Г. Левицкого, В.Л. Боровиковского, А.Г. Венецианова, В А. Тропинина, И.И. Шишкина, И.Е. Репина. Из 42 полотен Симферопольской картинной галереи исчезло 40 и среди них работы В.А. Серова, В.Д. Поленова, А.И. Куинджи, К.А. Коровина, Б.М. Кустодиева, И.Е. Репина. Основная экспозиция Воронцовского дворца лишилась ценных картин Д. Доу, Л. Джордано. Ф. Фурини, И.К. Айвазовского, акварелей А.П. Брюллова Таким образом, в общей сложности оккупанты похитили 537 произведений живописи знаменитых западных и русских мастеров. В отделе гравюр недостача составила 1817 листов. Сильно пострадал и фонд прикладного искусства. В 1942 года завоеватели устроили в экспозиционном зале — бывшей графской столовой - банкет по случаю годовщины покорения Крыма, на котором присутствовало более 70 офицеров. Во время банкета они пользовались сервизами и мебелью музейного значения. Группа пьяных офицеров устроила на Львиной террасе состязание в стрельбе, избрав мишенью фигурные детали мраморных фонтанов. По данным музея из 740 предметов художественного фарфора и фаянса, имевшихся перед оккупацией, сохранилось — 380, из 80 хрустальных изделий разграблено три четверти, из предметов художественного стекла уцелел 31 из 80, серебра расхищено 20 изделий из 23].

Значительный ущерб оккупанты нанесли Керченскому музею. Старое музейное здание на горе Митридат было разрушено до основания, а находившиеся в нем боспорские стелы сброшены со склонов вниз [67]. В открытом склепе Деметры, использовавшемся во время военных действий под укрытие, от разрыва гранаты пострадала часть росписи [68]. Немецкие артиллерийские снаряды разбили 50 лапидарных памятников, размещенных в Царском кургане. В августе-сентябре 1943 года немецкий профессор Маттес вывез из музея 45 ящиков с изделиями из дерева, стекла, металла, терракотой, чернолаковой и краснофигурной керамикой, монетами, отобранными для отправки в рейх [69]. В 1948 года 36 ящиков с археологическими материалами вернулись из Германии обратно в музей [70].

В октябре 1943 года представители айнзацштаба перевезли в Симферополь 23 ящика с экспонатами, книгами по крымоведению, фототекой и архивом Феодосийского краеведческого музея [71]. Сначала они были помещены в Центральный музей Крыма, где сохранилось 4 ящика, в том числе один с нумизматическим материалом. Остальные 19 ящиков до конца декабря 1943 года еще находились в подвале кинотеатра «Большевик», откуда затем были вывезены немцами. Дальнейшая судьба их неизвестна.

В описи Бахчисарайского дворца-музея перечислены 283 предмета, расхищенных во время оккупации, а именно: персидские ковры,  гобелен с портретом персидского шаха, покрывала и полотенца, вышитые серебром, платки, золотые и серебряные браслеты, кольца, серьги, подвески, монеты, кинжалы, чадры [72]. Причем бахчисарайский ортскомендант Ганн забрал не только лучший персидский ковер, но и бронзовую пушку с турецкой надписью и датой 1736 года. 1 ноября 1941 года, оккупировав Бахчисарай, немцы заняли под казарму помещение бывшей дворцовой соборной мечети, где размещался музей пещерных городов и уничтожили его экспозицию, сорвав со стен щиты с нашитым иллюстративным материалом, планами, чертежами. Уцелевшие экспонаты были сложены на нижнем этаже в устроенном фондохранилище, так как само здание использовалось мусульманским комитетом для отправления религиозного культа. Наиболее ценные музейные предметы: амфоры римского времени, найденные при изучении Бельбекского могильника и проведении земных работ в Инкермане, блюда, тарелки, кувшины, престольная плита с крестом, золотые монеты византийских императоров Комнинов из раскопок Эски-Кермена, коллекции фотографии «пещерных городов» юго-западного Крыма, а также рукописи полевых исследований Н.И. Репникова на Эски-Кермене и в Инкермане, М.А. Тихановой, А.Л. Якобсона, Е.В. Веймарна на Мангупе, В.П. Бабенчикова в Шулдане н Челтере были отправлены в Германию.

Хотя фонды Херсонесского музея, хранившиеся на нижнем этаже взорванного немцами Владимирского собора, пострадали незначительно, тем не менее, самому древнему городищу был нанесен существенный ущерб. Площадь его с мощным культурным слоем была изрыта дотами и траншеями, в стенах зияло 80 проломов, предназначавшихся для устройства индивидуальных бомбоубежищ.

Невосполнимые утраты в военные годы понес Центральный краеведческий музей Крымской АССР. В переходный период с 31 октября по 2 ноября 1941 года часть музейных предметов, главным образом, одежда, обувь, галантерея, консервы, была расхищена местным населением, а затем немецкими солдатами. Потом наступил черед офицеров. Штурмфюрер СС профессор Карасек похитил несколько икон XVII в., филигранные изделия, 2 кавказских кинжала, 300 книг по экономике, этнографии и карты. Руководитель Крымского отделения айнзацштаба Шмидт увез с собой гарнитур мебели красного дерева. Главнокомандующий войсками в Крыму генерал Клейст позаимствовал гарнитур дубовой мебели. Зондерфюрер отдела пропаганды и по совместительству сотрудник Венского музея народонаселения доктор Мане изъял несколько икон, ткани, одежду, серебряные филигранные изделия, медную посуду из этнографического отдела, 30 старинных татарских вышивок, представленных Бахчисарайским и Евпаторийским музеями, бытовые вещи из отдела социалистического строительства, включая женские бюстгальтеры, 6 книг по нумизматике. Прибывший в феврале 1944 года в Керчь, для эвакуации в Краков коллекций Бахчисарайского, Керченского и Феодосийского музеев,  профессор Штампфус присвоил 137 предметов археологического отдела, 160 книг по археологии, 280 фотографий. Из наиболее ценных экспонатов всего было похищено 418 археологических предметов, 100 этнографических, 19 единиц художественной мебели, 1321 книга.

(Андросов С.А. Музеи Крыма в годы Великой Отечественной войны. Симферополь, 2004 г.)

Заинтересовался? Поделись в соц. сетях!

Инстаграм

Музей на Facebook

Присоединяйтесь!

Одноклассники

Присоединяйтесь!

Вконтакте