power1  power3 youtube logo x
   3D-экскурсия 1 этаж   3D-экскурсия 3 этаж  Наш канал на YouTube

 

Понедельник, 31 августа 2020 11:35

«ЗА ГОРИЗОНТ ЗОВУЩИЙ»

От мыса Доброй Надежды,
По изотерме Востока
Свернуть на Нил,
А затем до Владивостока…
и дальше, к островам Тихого океана, где
дует ветер с Маори…

Это строки из гимназических стихов Ильи Сельвинского, получившего от своих одноклассников прозвище Байрон.

Он родился в 1899 году. В 2009-ом в его отчем доме в Симферополе был открыт Дом-музей Ильи Сельвинского, отдел Центрального музея Тавриды. Более двадцати лет проводились в нём Крымские научные чтения И. Л. Сельвинского. В них принимали участие филологи, историки, краеведы России, Украины, Канады, Соединённых Штатов Америки. По итогам чтений опубликовано 15 сборников, послуживших основой для издания коллективной монографии «За горизонт зовущий», «отличающейся содержательной многогранностью», как отметила профессор, доктор филологических наук, редактор Издательства ООО «Лексрус» (Москва) С. А. Макарова. Монография отражает современное состояние филологического, историко-культурного изучения биографии и творческого наследия И. Л. Сельвинского и даёт мощный импульс для определения дальнейших идей, стратегий, векторов, концепций в исследовании жизни и творчества поэта.

Презентация книги состоялась 21 августа 2020 года в Доме-музее И. Сельвинского. Сотрудники издательства типографии «Ариал» под руководством Н. А. Бражниковой творчески подошли к своей работе – монография сделана основательно, красиво и качественно оформлена.

Литературовед Корнелий Зелинский в 1946 году работал над проблемной статьей об И. Л. Сельвинском. Ее название «За горизонт зовущий» точно передавало характер Сельвинского. Исследователи жизни и творчества поэта знают, что Илья Львович мечтал о том, чтобы его прах после смерти развеяли над Чатыр-Дагом. Жизнь и творчество Сельвинского были связаны с Крымом. Чатыр-Даг – символ Симферополя. В Евпатории, где провел свою юность поэт, море являлось главной площадью, через которую в хорошую погоду был виден Чатыр-Даг, о чём вспоминал Сельвинский.

Непосредственный участник многих исторических событий, Илья Сельвинский отразил эти события в художественном творчестве. Море, возле которого Сельвинский рос, воспитывало чувство сопричастности ко всему миру и человечеству. Участие в Гражданской, Великой Отечественной войнах, путешествия на пароходе «Челюскин» по морям Арктики, по Чукотке, Японскому морю, встреча с тайфуном, поездка на целину – это далеко не все вехи в жизни И. Сельвинского. В 1960 году И. Сельвинский перенёс инфаркт и по выздоровлении решил совершить путешествие в юность. Он написал роман «О, юность моя!», над которым работал легко, радостно, вдохновенно. Когда роман был завершён, его стали одолевать болезни. Но и смерть стала началом нового путешествия – в мир электронов. А путешествие предполагает возвращенье: «…спустя мильон столетий, А может быть, и через год Я снова появлюсь на этом свете. (И. Сельвинский. «Давайте помечтаем о бессмертье»)

Обложка книги потребовала соответствующего оформления. Чатыр - Даг - символ Крыма, вдохновлявший крымчанина Сельвинского на творчество: «Молодым мечтаньям не изменят Чатыр - Даг и Тихий океан». Обложка книги по своему разворачивает такую поэтическую вселенную, видение которой началось формироваться в Крыму и из Крыма. Решено было на обложку поместить акварель «Симферопольское водохранилище зимой. Вид на Чатыр - Даг» из художественного альбома Шауфлера Г. В. «Крым романтический»: Симферополь: Антиква, 2010. С. 65, хранящийся в библиотеке «Таврика». На форзаце разместили фотографию молодого, полного сил и планов Сельвинского. На последней странице обложки – картина дочери Ильи Львовича Татьяны Сельвинской «Реквием по отцу», её дар Дому-музею Ильи Сельвинского.

В книге шесть разделов: 1) Вопросы изучения биографии И. Л. Сельвинского. 2) Художественное осмысление войны в творчестве И. Л. Сельвинского. 3) Особенности творческой индивидуальности И. Л. Сельвинского (литературоведческий анализ). 4) Взаимодействие поэтов и направлений. 5) Полифония творчества И. Л. Сельвинского. 6) Языковедческие наблюдения над произведениями И. Л. Сельвинского.

Три фотографические вкладки в книге дополняют визуально информацию о Сельвинском: о его семье – дочерях, внуках и правнуках; о Великой Отечественной войне; о реконструкции музея и научных чтениях.

На презентации о коллективной монографии и творчестве Сельвинского выступил Е. Г. Никифоров – член Союза писателей России, автор исследования «Центурии Антона Чехова». Его книги находятся в университетских библиотеках Европы и Соединённых Штатов Америки. Он отметил «крымский текст», открытый и введённый в академический обиход пытливым палеографом А. П. Люсым, в котором глава под названием «Илья Сельвинский» занимает достойное и внушительное место. Бурной биографии (и географии!) поэта хватило бы на несколько жизней более благополучных и домоседливых коллег.

Сельвинский далеко не «самый благополучный» в смысле «изученности». И до его «изученности» нам ещё шагать и шагать!» – отметил Е. Г. Никифоров. Издевательская «оксюморонность» нынешнего издания в три с половиной сотни страниц состоит ещё и в том, что издано оно тиражом (внимание!) в 50 экземпляров! Если учесть, что каждый из 36 авторов этой «монографии» получил по авторскому экземпляру, а издательство добросовестно разослало обязательные экземпляры, то что же в таком случае остаётся, как говорится, в сухом остатке? – резюмировал Е. Г. Никифоров.

География авторов публикаций и количество работ в сборниках, начиная с 2002 г.:

Симферополь – 113, Москва – 22, Евпатория – 22, Луганск – 8, Керчь – 6, Донецк, Ялта – 3, Белгород, Севастополь, Мариуполь – 2, плюс два десятка «сторонних» из СПб., Харькова, Киева, Одессы, Горловки, Н.-Новгорода, Железноводска и даже из Милана!

 Эту, без преувеличения, историческую «коллективную монографию», как античный Вергилий, по праву открывает своим предисловием А. П. Люсый. Он же «вместо заключения» её и завершает глубокой аналитической работой под названием «Самоцикатность».

О. В. Некрасова, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник ИБХ РАН, «внучка моя Ксаночка», – так назвал посвящённое ей стихотворение И. Л. Сельвинский, – поблагодарила музей, авторов статей, редакторов-составителей, издательство за опубликованную книгу. Она рассказала о том, что семья всегда жила в атмосфере поэзии И. Л. Сельвинского, любви к дедушке и его творчеству. Это заслуга бабушки Берты Яковлевны – жены Ильи Львовича, которая была другом, помощником и первым критиком его произведений. Так она воспитывала своих детей и внуков. Большую роль поэт сыграл в жизни дочери Таты Сельвинской и падчерицы Цецилии Воскресенской. Тата всегда ощущала свою творческую связь с отцом, она считала, что это не она пишет, это отец посылает ей стихи и говорила, что он присутствует в её мастерской, в спорах, в сомнениях, в памяти. Картины Татьяны Ильиничны – это продолжение творческой биографии Сельвинского. Творческая связь отца и дочери очевидна, и это будет всегда. 13 августа состоялось открытие её постоянной экспозиции в музее Абрамцево. Она сама сделала развеску картин в марте этого года, но до открытия выставки не дожила.

«Издание монографии – событие для нашей семьи. Этот большой труд, над которым работало большое количество людей, не рассеялся во времени». О. В. Некрасова ещё раз поблагодарила за издание составителей книги – Л. И. Дайнеко, А. В. Петрова и А. П. Люсого, директора Центрального музея Тавриды А. В. Мальгина за его многолетнюю поддержку музея и тех мероприятий, которые музей проводил. А Лоссовскому В. А. она пожелала долгой, интересной и плодотворной работы в должности заведующего отделом ЦМТ «Дом-музей И. Сельвинского». Участники презентации познакомились с видеозаписью О. В. Некрасовой.

На презентации выступила Л. Л. Никифорова – учитель Евпаторийской гимназии им. И. Л. Сельвинского, автор двух статей о поэте. Совместно с М. Б. Кизиловым она является автором книги из серии ЖЗЛ, вышедшей недавно в издательстве «Молодая гвардия», об Алисе Зиновьевне Розенбаум, в будущем известной писательнице Соединённых Штатов Америки Айн Рэнд. Она со своей семьёй жила в Евпатории в 1919-1921 годы, как и молодой поэт Сельвинский. Экземпляр этой книги Л. Л. Никифорова подарила музею Сельвинского и по доброй традиции передала от Татьяны Корабленко альманах детского творчества учащихся Евпаторийской гимназии «Образы, навеянные словом», посвященный И. Л. Сельвинскому.

Коллективную монографию Л. Л. Никифорова оценила как значимое событие в сельвиноведении. «Архипелаг» под названием «Илья Сельвинский» остаётся terra incognita!

Л. Ф. Кацис, доктор филологических наук, профессор Российско-Американского центра библеистики и иудаики Российского Государственного Гуманитарного Университета, заместитель председателя экспертного совета ВАК при Министерстве образования и науки РФ по теологии (Москва, РФ), давно занимается темами, связанными с именами В. Маяковского, И. Сельвинского, литературными школами футуризма и конструктивизма. В 1980-е годы статьи о Сельвинском в большие журналы не брали. И вдруг оказалось, отмечает он, «прозевали» такого поэта! После выхода последнего сборника стало понятно, что нужно начать сначала. Мы можем составить так называемую «Дорожную карту» того, что нам надо изучить о Сельвинском. Таких мест в его биографии ещё много. Место поэта в литературе легко занять никому не удастся. Нас ещё ждет немало неожиданностей в исследовании белых пятен, связанных с именами Мандельштама, Пастернака, Слуцкого, Хармса, Бродского, Рейна, других и Сельвинского. Необходимо также изменить оптику в оценке репутации И. Л. Сельвинского.

А. П. Люсый, доктор филологических наук, кандидат культурологии, профессор кафедры теории и истории культуры Института Кино и Телевидения (Москва, РФ), подчеркнул, что главное значение книги в том, что она возвращает имя И. Сельвинского в современный социально-исторический и этнокультурный контекст, позволяющий адекватно оценить творческую парадоксальность такого явления, как Сельвинский. Безусловным коллективным открытием стало по-своему драматичное явление самомифологизации Сельвинского в одном ряду с Тавридой А. Пушкина, Киммерией М. Волошина и Гринландией А. Грина. В Крымском масштабе такие глубинные культурные ритмы, воспроизведённые в издании, воскрешают реальное ощущение Крыма (и всех народов как Крыма, так и других регионов) как наследников разноязычных, разнокультурных, разноконфессиальных традиций и зачинателей новых форм культурной идентификации и культурного синтеза. В евразийском и мировом масштабе книга демонстрирует особые возможности «культур перекрёстка», «культур пограничья», где «периферия» способна стать центром, а далёкое - недавнее («Я это видел!») прошлое – моделью и предостережением для будущего. Александр Блок «слушал революцию», а Илья Сельвинский «слушал Крым». Составителям книги удалось объединить исследовательское многоголосье в логически связанную книгу-симфонию. Общее научное, культурное и просветительское значение книги даёт основание выдвинуть её на соискание Государственной премии Республики Крым, – подвёл итог А. П. Люсый.

В. А. Лоссовский, зав. отделом ЦМТ «Дом-музей И. Сельвинского»
Л. И. Дайнеко, старший научный сотрудник отдела ЦМТ «Дом-музей И. Сельвинского»

Галерея изображений

Заинтересовался? Поделись в соц. сетях!

Инстаграмм

Музей на Facebook

Присоединяйтесь!

Одноклассники

Присоединяйтесь!

Вконтакте

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.