Уважаемые посетители!
По техническим причинам с 01.09.2020 г. по 30.10.2020 г. временно прекращена работа отдела фондов с посетителями.
Приносим извинения за неудобства!
 
Уважаемые посетители!
Экспозиционный раздел «Крым в годы Великой Отечественной войны» временно закрыт на реэкспозицию.
Приносим извинения за неудобства!

  Приглашаем посетить наши ресурсы!

power1  power3 youtube logo x
 3D-экскурсия 1 этаж   3D-экскурсия 3 этаж  Наш канал на YouTube

logo noch iskusstv x

Среда, 07 октября 2020 18:52

«Мне имя — Марина»

«Мне имя — Марина»: Крым в биографии и творчестве Марины Цветаевой 

(128 лет со дня рождения поэтессы)

Кто создан из камня, кто создан из глины,-
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело - измена, мне имя - Марина,
Я - бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти -
Тем гроб и надгробные плиты…
- В купели морской крещена - и в полете
Своем - непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня - видишь кудри беспутные эти? -
Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной - воскресаю!
Да здравствует пена - веселая пена -
Высокая пена морская!

 

Так описала свое имя  известная поэтесса...

Крым оставил заметный след в поэтической и личной судьбе Марины Цветаевой. В Крым она приезжала в течение 12 лет - с 1905 по 1917 год. В эти годы происходит становление Цветаевой, как личности и как поэта. Впервые она попала на крымский берег 14-летним подростком, вместе с отцом, матерью и сестрой.

В Крым семью Цветаевых привела болезнь матери, безуспешно лечившейся от туберкулеза за границей.

Первая недолгая остановка семьи Цветаевых была в Севастополе. Девочки Марина и Ася  знали о героях обороны Севастополя - легендарных адмиралах Нахимове и Корнилове, защитниках Малахова кургана. Вместе с матерью они посещают панораму Крымской войны. Вот, как это событие описано в воспоминаниях А.И.Цветаевой: « Медленно поворачиваемся мы, охватываем глазами нескончаемое полотно, впитывая лица всех борющихся, падающих и павших, которые, презрев смерть, все еще живут здесь – чтобы помнили потомки».

Вскоре семья переезжает на дачу родственника отца, врача и писателя С.Я. Елпатьевского. Летом 1906 года семья Цветаевых покидает Крым. Резкое ухудшение болезни ускорило отъезд в Москву.

Пройдет 5 лет и Марина приедет в Крым уже автором сборника стихов «Вечерний альбом», получившим доброжелательную оценку в печати Брюсова, Гумилева, Волошина. Она поселится в Гурзуфе на даче Соловьевой.  «Наша дача над самым морем, к которому ведет бесчисленное множество лестниц без перил и почти без ступеней», - напишет она в письме к Волошину в апреле 1911 года. Из этих писем мы узнаем, что она много читает, бродит часами у моря, вспоминает своего любимого поэта – Пушкина. Впоследствии впечатления этого лета выльются в замечательное стихотворение – «Встреча с Пушкиным».

Я подымаюсь по белой дороге,Пыльной, звенящей, крутой.Не устают мои легкие ногиВыситься над высотой. Слева — крутая спина Аю-Дага,Синяя бездна — окрест.Я вспоминаю курчавого магаЭтих лирических мест.

Через три недели Марина уезжает в Коктебель. Здесь, в гостеприимном и шумном доме Волошина она постепенно освобождается от своей замкнутости, книжного восприятия мира, одиночества. В ее жизнь входят счастье и любовь. Здесь, в Коктебеле, она встретила своего мужа, Сергея Эфрона.

 

Да, я, пожалуй, странный человек,

Другим – на диво!

 

«Волошину я обязана первым самосознанием себя как поэта и целым рядом блаженных лет в его прекрасном, блаженном Коктебеле» - признавалась Цветаева.

 

Самым плодотворным крымским периодом для Марины Ивановны стали 1913 -1914 годы, когда она с мужем и маленькой дочкой живет в Коктебеле и Феодосии. Еще в прошлый приезд Феодосия очаровала сестер Цветаевых восточным колоритом и экзотикой. «И мы поняли, что Феодосия – волшебный город, и мы полюбили его навсегда!». Феодосии поэтесса посвящает одно из самых лирических стихотворений:

 

Над Феодосией угас

Навеки этот день весенний,

И всюду удлиняет тени

Прелестный предвечерний час.

Захлёбываясь от тоски,

Иду одна, без всякой мысли,

И опустились и повисли

Две тоненьких моих руки.

Иду вдоль генуэзских стен,

Встречая ветра поцелуи,

И платья шёлковые струи

Колеблются вокруг колен.

И скромен ободок кольца,

И трогательно мал и жалок

Букет из нескольких фиалок

Почти у самого лица.

Иду вдоль крепостных валов,

В тоске вечерней и весенней.

И вечер удлиняет тени,

И безнадежность ищет слов.

 

1914 г.

Вы, идущие мимо меня

К не моим и сомнительным чарам, -

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром,

И какой героический пыл

На случайную тень и на шорох…

- И как сердце мне испепелил

Этот даром истраченный порох.

 

Это стихотворение тоже написано в Коктебеле в 1913 году в доме М.Волошина. Марина писала о его призвании и умении творить «встречи  и судьбы».  Волошину Цветаева обязана знакомством и дружбой со многими замечательными людьми литературы и искусства, жившими или приезжающими в  Крым: Алексеем Толстым, Осипом Мандельштамом, художниками Латри, Кандауровым и Богаевским. В мастерской Богаевского часто устраивались вечера, где Марина читала свои стихи, часто в унисон с сестрой Асей.

Вспоминая вечера у Богаевских, Анастасия Ивановна Цветаева рисует портрет молодой Марины тех лет:

«Как хороша Марина! Цветком, поднятым над плечами её, золотится голова. Ясная зелень глаз, затуманенная близоруким взглядом, таит в себе что-то колдовское. Идет с полуулыбкой, ею стараясь потушить непреходящее смущение в этом феодосийском доме, где ее так ждут, так ждут стихов, так слушают, так радуются. Это было время расцвета Марининой красоты».

 

Я счастлива жить образцово и просто:

Как солнце - как маятник - как календарь.

Быть светской пустынницей стройного роста,

Премудрой - как всякая Божия тварь.

 

Знать: Дух - мой сподвижник, и Дух - мой вожатый!

Входить без доклада, как луч и как взгляд.

Жить так, как пишу: образцово и сжато, -

Как Бог повелел и друзья не велят.

 

В Крым Цветаева возвращалась еще не раз. В трудные годы Гражданской войны, узнав о голоде в Крыму, Цветаева отправляется  в Кремль к Луначарскому с письмом Волошина просить о помощи писателям Крыма.

«Крым, - писала Ариадна Сергеевна, - не меньше, чем Таруса, вторая колыбель маминого творчества, и, пожалуй, последнее её счастье. Больше никогда и негде не видела я её такой счастливой, свободной и беззаботной. Тот Крым она искала везде и всюду – всю жизнь».

 

Использованы материалы:

Печаткина Г.А. Лики Тавриды. Очерки. Воспоминания. Эссе. –Симферополь: Бизнес – Информ,2003.

https://www.culture.ru

Галерея изображений

Заинтересовался? Поделись в соц. сетях!

Инстаграмм

Музей на Facebook

Присоединяйтесь!

Одноклассники

Присоединяйтесь!

Вконтакте

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.