logo noch iskusstv x                                                                                          power1  power3 youtube logo x
   3D-экскурсия 1 этаж   3D-экскурсия 3 этаж  Наш канал на YouTube

 

Новости Музея - Центральный музей Тавриды, Республика Крым

В начале Великой Отечественной войны Илья Сельвинский добровольцем пошел на фронт и был назначен на должность военного корреспондента в газету «Сын отечества» 51-й Отдельной армии, защищавшей родину поэта — Крым.  Чуть позже, в феврале 1942 года Сельвинский был переведен в газету «Боевой натиск» только что сформированного Крымского фронта и в 1942 — 1943 годы прослужил в газетах Северо-Кавказского фронта и Отдельной Приморской армии. Стены редакций, пусть даже армейских, были для Сельвинского тесны. Поэт рвался на фронт, а не жаждал литературной славы. Он воевал в Крыму, в предгорьях Северного Кавказа, на черноморском побережье России. Он ходил в атаку, был дважды награжден военными орденами, переведен из интенданта в политработники и повышен в военном звании до подполковника. В 1941 — 1943 годах Сельвинский сочинил стихи и слова к песням, которые стали поистине народными в военные годы («Казацкая шуточная» («Черноглазая казачка Подковала мне коня…») — слова И. Сельвинского, музыка М. Блантера — до сих пор широко исполняется).

Немаловажным, хоть и, наверное, самым болезненным в творчестве и жизни Ильи Львовича, был Керченский десант. В первых числах января Сельвинский переправился в район Керчи с Таманского полуострова и высадился около Камыш-Буруна. В открытке жене, отправленной 12 января 1942 года, Сельвинский писал: «Вчера посетил ров под Керчью, где лежат 7000 расстрелянных немцами. Впечатление убийственное.  Я весь день сегодня болен этим зрелищем».

Сельвинский и его коллеги — сотрудники армейских и флотских газет — шли к Багеровскому рву пешком, сначала вниз по Митридатовой лестнице и вдоль керченской городской набережной, а потом уже по железнодорожным путям. У рва свидетели увидели страшную картину. Зима 1941 — 1942 годов на Керченском полуострове была необычно холодной и снежной. По словам Вениамина Гоффеншефера, который сопровождал Сельвинского, «мы видели лишь трупы тех, кто был убит фашистами в последние дни после их отступления. Тысячи трупов лежат еще под снегом». Они могли видеть братские могилы, в которые складывали неопознанные тела. Большую часть убитых было некому опознать.

Буквально в одну ночь Илья Львович напишет стихотворение «Я это видел!» как тяжкий крик о том геноциде, который постиг крымскую землю. В короткий срок «Я это видел!» стало доступно массовому читателю, как на фронте, так и в тылу. Оно воспроизводилось на листовках, исполнялось актерами и чтецами на концертах и по радио и стало поистине знаменитым стихотворением переломного 1942 года. Легендарный актер Василий Качалов читал стихотворение Сельвинского по радио. Поэт и критик Лев Озеров восторженно отозвался о военных стихах Сельвинского в статье, опубликованной в газете «Московский большевик» 11 декабря 1942 года. Именно Озеров, будущий автор поэмы «Бабий Яр» (1944 — 1945), первым обозначил двойную миссию Сельвинского: поэт-солдат и свидетель уничтожения евреев на оккупированных территориях: «Поэт, выросший в Крыму, оказался там в дни крымской эпопеи 1941-1942 годов».

Я это видел

Можно не слушать народных сказаний,

Не верить газетным столбцам,

Но я это видел.

Своими глазами.

Понимаете?

Видел. Сам.

Вот тут дорога.

А там вон - взгорье.

Меж ними вот этак - ров.

Из этого рва подымается горе.

Горе без берегов.

Нет! Об этом нельзя словами...

Тут надо рычать! Рыдать!

Семь тысяч расстрелянных в мерзлой яме,

Заржавленной, как руда.

Кто эти люди? Бойцы? Нисколько.

Может быть, партизаны? Нет.

Вот лежит лопоухий Колька -

Ему одиннадцать лет.

Тут вся родня его. Хутор Веселый.

Весь "Самострой" - сто двадцать дворов.

Ближние станции, ближние села -

Все как заложники брошены в ров.

Рядом истерзанная еврейка.

При ней ребенок. Совсем как во сне.

С какой заботой детская шейка

Повязана маминым серым кашне...

Матери сердцу не изменили:

Идя на расстрел, под пулю идя,

За час, за полчаса до могилы

Мать от простуды спасала дитя.

Ров... Поэмой ли скажешь о нем?

Семь тысяч трупов. Семиты... Славяне...

Да! Об этом нельзя словами.

Огнем! Только огнем!

В конце ноября 1942 года Сельвинского вызвали из Крыма (из Аджимушкайских каменоломен) в Москву. Командиры Сельвинского, в том числе командующий Отдельной Приморской армией генерал Иван Петров, предполагали, что Сельвинского ждет еще одна награда, еще более громкая слава поэта-солдата-трибуна. Сельвинский позднее вспоминал: «Ночью перелетел на У-2 на Большую Землю — явился к начальству: вызывает Александр Щербаков, начальник Главного политуправления Красной Армии (ПУР). До утра проболтал с писателем Марком Колосовым. Марк убежден, что меня включают в делегацию, которая будет ехать в США или что-нибудь в этом роде: «Ты прекрасно воюешь, здорово пишешь, вот правительство и хочет тебя отметить. То, что Эренбург делает в статьях, ты — в стихах». Вместо этого в Москве Сельвинскому было предписано предстать перед Секретариатом ЦК ВКП(б).

О деятельности и творчестве И.Сельвинского в период Великой Отечественной войны в сочинениях последних лет даже не упоминается. А ведь он был одним из самых любимых поэтов советских солдат и офицеров. Общий тираж трех сборников 1942-1943 гг. составил более 30 тыс. экземпляров, а такие произведения, как «Я это видел!», «Аджимушкайские каменоломни» - издавались миллионными тиражами в виде листовок и плакатов.

КНИГА НЕДЕЛИ

Всеволожский Н.С. Путешествие из Москвы в Крым и Одессу, совершенное в 1836 году / вступ. ст. Э.Б. Петрова, Т.А. Прохорова; подгот. текста, коммент., указ. Э.Б. Петрова, Т.А. Прохорова, О.В. Широков. Феодосия: Коктебель; Симферополь: Н.Орiанда, 2020. 168 с. (Раритет; вып. 2).

Издательский дом «Коктебель» (Лосев Д.А.) и издательство «Н.Орiанда» (Дымникова Н.В.) всегда радуют читателей интересными и содержательными книгами. Вместе они создают уникальные проекты, к которым смело можно отнести серию книг «Раритет». Серия открылась в 2019 году книгой путевых очерков писателя Николая Максимовича Сементовского (1819-1879) – «Путешествия по Крыму в 1840-х годах». Серия «Раритет» - это не только совместный проект двух издательств, но и общая работа трех известных крымских историков: Элеоноры Борисовны Петровой, Татьяны Александровны Прохоровой и Олега Владимировича Широкова.

В октябре 2020 г. в библиотеку поступил второй выпуск серии «Раритет»:  «Путешествие из Москвы в Крым и Одессу, совершенное в 1836 году» военного и государственного деятеля России времен Екатерины II и Александра I, историка, писателя, типографа Николая Сергеевича Всеволожского (1772-1857). Это лишь небольшая часть путешествия, предпринятого Всеволожским в 1836-1837 годах, по результатам которого в 1839 году был издан объемный двухтомный труд. Первый том, насчитывавший 495 страниц, был посвящен путешествию по России, Турции, Греции, Северной Африке, Мальте и Сицилии. Второй, состоявший из 520 страниц, описывал путешествие по Италии, Франции, Германии и возвращение в Россию.

Для переиздания составителями была взята часть первого тома, представляющая интерес именно для крымских историков и краеведов.

«Путешествие из Москвы в Крым и Одессу, совершенное в 1836 году» состоит из пяти глав: 1. Путь от Москвы до Крыма; 2. Крым; 3. Крым (продолжение); 4. Одесса. Размышления о Крыме; 5. Отплытие в Константинополь.

Путь Николая Сергеевича Всеволожского пролегал через Перекоп в Симферополь: «Древностей и исторических воспоминаний в нем искать было напрасно, потому что он основан только в 1500 году Ибраим-Беем, получившим место его от хана в награждение за удачный набег на Россию. Но местоположение его довольно живописно: Чатырдаг, в 20 верстах от него находящийся, кажется, будто владеет городом и стоит у самых стен его. Салгир, как чистый и быстрый ручеек, протекает посреди него». А далее был полуденный берег Крыма, которому и посвящена остальная часть «Путешествия». Побывав в Алуште, Н.С. Всеволожский отправился в Кучук-Ламбат, в «богатое поместье приятеля моего, сенатора А.М. Бороздина». Посетил Партенит, Артек, Гурзуф, Ай-Даниль, Никиту, Магарач и Массандру. Некоторое время пробыл в Ялте: «Ялта ныне – городок. В нем довольно спокойная пристань, и пароходы, летающие из Одессы в Керчь, а из Керчи в Одессу, еженедельно и постоянно заходят сюда, отчего местечко становится день от дня важнее и полезнее для всего полуденного берега. Здесь уже начинают строиться хорошие дома, заводятся гостиницы, трактиры, лавки с товарами умножаются, и уже есть много складочных амбаров. Ялта, без сомнения, в скором времени будет значительный и богатый городок. Прекрасная долина ее изобильна всем и обрисована природою с пленительным кокетством». С особым трепетом и нежностью Н.С. Всеволожский описывает встречу со своей сестрой Анной Сергеевной Голицыной и ее имение Кореиз. Поселившись здесь, он путешествует по окрестным местам – посещает владения князя А.Н. Голицына в Гаспре, Ореанду графа Витта, дачу А.Л. Нарышкина в Мисхоре. С непередаваемым восторгом Николай Сергеевич Всеволожский описывает Алупку и дворец графа М.С. Воронцова: «Везде одна природа, однако виды беспрестанно меняются. Каждым пунктом воспользовалось невидимое искусство. С одного места Ай-Петра ужасает своею огромностью и дикостью, с другого виден истинно царский дворец гр. Воронцова; там видно море во всем его великолепии! Все это изумительно, прелестно, единственно!» За Алупкой следовал Симеиз, принадлежавший князю В.И. Мещерскому и И.А. Мальцову. Несомненно, Крым покорил Николая Сергеевича Всеволожского, и прощание с ним и с любимой сестрой давалось тяжело. Описание  отплытия в Одессу пронизано неподдельной грустью.

Относительно небольшое описание путешествия по Крыму, удачно дополняет вступительная статья Э.Б. Петровой и Т.А. Прохоровой «Николай Всеволожский, его путешествие и книга». А обширные комментарии и примечания, составленные Э.Б. Петровой, Т.А. Прохоровой и О.В. Широковым, облегчают понимание текста «Путешествия…». Для удобства в книге приведены географический и именной указатели.

Четверг, 15 октября 2020 08:19

Для российских кадет

По инициативе Департамента государственной политики в сфере общего образования Министерства образования России и Российского военно-исторического общества в 2016 году учреждена Всероссийская акция «День в музее для российских кадет».

14 октября 2020 года в рамках акции воспитанники Журавлевской школы Симферопольского района несли вахту на Посту №1 у Вечного огня Мемориала, а кадеты Симферопольской академической гимназии примерили на себя роль участников парадного расчета.

Юные крымчане познакомились с традициями комплекса, стали участниками диалога о непростых судьбах юных земляков, оказавшихся на территории, оккупированной гитлеровцами. Символично, что общение с кадетами и юнармейцами проходило в день Покрова Пресвятой Богородицы, православного праздника, дающего особую защиту от любых мирских бед и невзгод.

Понедельник, 12 октября 2020 00:17

«Помним… Гордимся. Благодарим!»

В сентябре 2020 года воспитанники школ Симферопольского района приступили к несению вахты у Вечного огня Мемориала. В настоящее время формируются традиции памятного ритуала.

Предваряет заступление на Пост №1 Симферопольского района клятва юнармейцев. Несение вахты фиксируется в специальных журналах. Обязательным элементом новой традиции является исторический экскурс, содержанием которого являются эпизоды, связанные с событиями, ставшими исторической основой создания комплекса. Обязательный элемент дня – совершенствование строевой выучки.

Завершается несение вахты выпуском «Боевого листка».

Так на территории Мемориала проходит становление ещё одна традиция проявления уважительного отношения к памяти павших в годы военного лихолетья.

Почетный караул у Вечного огня комплекса выставляется в дни знаменательных и памятных дат, проведения официальных церемоний. Несение постоянного дежурства в составе полного парадного расчета планируется с апреля 2021 года.

К 100-летию окончания Гражданской войны в Крыму

Завершая цикл выставок к 100-летию окончания Гражданской войны в Крыму, научная библиотека «Таврика» им. А.Х. Стевена представляет выставку «Смутное время. Молитва о спасении церкви православной».

События Февральской революции стали отправной точкой для необратимых перемен не только в государственном устройстве России. Церковь столкнулась с ними в полной мере.

Издания, составившие выставку, дают представление о трагической истории Таврической епархии в период Гражданской войны. Подлинной летописью тех дней служат «Таврические епархиальные ведомости» и «Таврический церковно-общественный вестник». Уже в начале марта 1917 года в «Таврических епархиальных ведомостях» опубликовано полное оптимизма «Послание пастве Таврической» архиепископа Таврического и Симферопольского Димитрия:

«В эти страдные дни общественной нашей жизни, когда Отечество наше, упорную борьбу с внешними сильными своими врагами, приступило к новому государственному строительству, на меня выпадает священный жребий обратиться к Тебе, моя возлюбленнейшая, Богом данная мне, Таврическая паства, с призывом: всем жертвовать для спасения Отечества, все направлять к спасению Его, все делать для светлой и радостной жизни Его.

Свершилось. Тот, без воли Которого и волос не падает с головы нашей, положил предел царствования бывшего Государя. Бесчисленные губительные непорядки, допущенные бывшим правительством, крайне недобросовестно совершавшим свое служение, злоупотреблявшим властью, постоянно и искусно вводившим всех в заблуждение, повлекли за собой государственную разруху, расстройство во всех наших делах».

В следующем номере журнала напечатана речь миссионера Дм. Диаковского по поводу государственного переворота в России, сказанная 12 марта 1917 года на торжественном собрании Симферопольского Александро-Невского братства под председательством архиепископа Таврического и Симферопольского Димитрия. Интересна публикация этого же года «Протесты православных прихожан по поводу слухов о прекращении преподавания закона Божия в начальных училищах», в которой приводится прошение жителей села Софиевки Бердянского уезда ходатайствовать перед Святейшим Синодом о недопущении отмены преподавания этого предмета.

Однако к концу 1917 года известия и публикации в «Таврических епархиальных ведомостях» становятся все тревожнее. Так, сообщалось: «В ночь с 4 на 5 октября Господь посетил наш кафедральный собор великим несчастием. Воры взломали железную решетку, проникли в собор, убили церковного сторожа и ограбили ящик церковного старосты, похитив из него наличными деньгами около 700 р.; из конторки помощника церковного старосты они похитили около 25 р., пробовали сломать церковную кассу, но не успели; висячие замки у кассы были срезаны теми же ножницами, коими срезана и оконная решетка; внутренний замок у кассы поврежден, но не сломан. В алтарях злодеи оставили следы кощунства: во всех 3-х алтарях с престолов сброшены на пол дарохранительницы, Св. Дары (запасные) рассыпаны, из шкафа вынуты – потир, дарохранительница, кадильница, архиерейская митра и брошены на пол, в ризнице, на столе, оставлена открытая бутылка красного церковного вина; а другие 5 бутылок вина, взятые из конторки церковного старосты, похищены».

В 1918 году периодичность и объем журнала сильно сократились. Качество бумаги, на которой печатались «Таврические епархиальные ведомости», значительно снизилось. На страницах журнала теперь не было места историческим статьям и многословным проповедям, давалась лишь самая актуальная информация о происходящих событиях, о плачевном состоянии приходов, семинарии и училищ. А новости с каждым днем становились все более тревожными:

«19-го сего Декабря [имеется ввиду – 1917 года], вечером, когда мы – православные христиане во святых храмах воспевали празднественные хваления Бого-младенцу Христу, […] по стогнам града Севастополя вели узника, нашего сопастыря и сомолитвенника, священника военной Св. Митрофаниевской Севастопольской церкви о. Михаила Чефранова… и выведя его за град, расстреляли. Казнившие о. Михаила не предъявили к нему никаких обвинений, кроме того, что осужденный ими на смерть когда-то напутствовал Св. Тайнами осужденных же на смерть военно-гражданской властью матросов, т.е. обвиняли о. Михаила за верное исполнение им священнейшего своего и крайне тяжелого долга».

Постепенно появляются известия о принятии декретов, ограничивающих права церкви, сообщения о захвате синодальных типографий рабочими и многое другое.

Последний номер «Таврических епархиальных ведомостей» вышел в ноябре 1918 года. В него помещено «Послание святейшего патриарха Тихона к Совету народных комиссаров». Его смелое Послание – поистине молитва о Церкви православной:

«Вы обещали свободу. Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди? Не проходит дня, чтобы в органах вашей печати не помещались самые чудовищные клеветы на Церковь Христову. Вы глумитесь над служителями алтаря, вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих людей. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей. Вы заградили доступ в Московский Кремль – это священное достояние всего верующего народа.

Выбрасывая из школ священные изображения и запрещая в школах учить детей вере, вы лишаете их необходимой для правильного воспитания духовной пищи.

Обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и законный отдых от междоусобной брани».

Страница 3 из 328
Заинтересовался? Поделись в соц. сетях!

Инстаграмм

Музей на Facebook

Присоединяйтесь!

Одноклассники

Присоединяйтесь!

Вконтакте

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.