logo noch iskusstv x                                                                                          power1  power3 youtube logo x
   3D-экскурсия 1 этаж   3D-экскурсия 3 этаж  Наш канал на YouTube

 

Новости Музея - Центральный музей Тавриды, Республика Крым
Среда, 07 октября 2020 18:52

«Мне имя — Марина»

«Мне имя — Марина»: Крым в биографии и творчестве Марины Цветаевой 

(128 лет со дня рождения поэтессы)

Кто создан из камня, кто создан из глины,-
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело - измена, мне имя - Марина,
Я - бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти -
Тем гроб и надгробные плиты…
- В купели морской крещена - и в полете
Своем - непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня - видишь кудри беспутные эти? -
Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной - воскресаю!
Да здравствует пена - веселая пена -
Высокая пена морская!

 

Так описала свое имя  известная поэтесса...

Крым оставил заметный след в поэтической и личной судьбе Марины Цветаевой. В Крым она приезжала в течение 12 лет - с 1905 по 1917 год. В эти годы происходит становление Цветаевой, как личности и как поэта. Впервые она попала на крымский берег 14-летним подростком, вместе с отцом, матерью и сестрой.

В Крым семью Цветаевых привела болезнь матери, безуспешно лечившейся от туберкулеза за границей.

Первая недолгая остановка семьи Цветаевых была в Севастополе. Девочки Марина и Ася  знали о героях обороны Севастополя - легендарных адмиралах Нахимове и Корнилове, защитниках Малахова кургана. Вместе с матерью они посещают панораму Крымской войны. Вот, как это событие описано в воспоминаниях А.И.Цветаевой: « Медленно поворачиваемся мы, охватываем глазами нескончаемое полотно, впитывая лица всех борющихся, падающих и павших, которые, презрев смерть, все еще живут здесь – чтобы помнили потомки».

Вскоре семья переезжает на дачу родственника отца, врача и писателя С.Я. Елпатьевского. Летом 1906 года семья Цветаевых покидает Крым. Резкое ухудшение болезни ускорило отъезд в Москву.

Пройдет 5 лет и Марина приедет в Крым уже автором сборника стихов «Вечерний альбом», получившим доброжелательную оценку в печати Брюсова, Гумилева, Волошина. Она поселится в Гурзуфе на даче Соловьевой.  «Наша дача над самым морем, к которому ведет бесчисленное множество лестниц без перил и почти без ступеней», - напишет она в письме к Волошину в апреле 1911 года. Из этих писем мы узнаем, что она много читает, бродит часами у моря, вспоминает своего любимого поэта – Пушкина. Впоследствии впечатления этого лета выльются в замечательное стихотворение – «Встреча с Пушкиным».

Я подымаюсь по белой дороге,Пыльной, звенящей, крутой.Не устают мои легкие ногиВыситься над высотой. Слева — крутая спина Аю-Дага,Синяя бездна — окрест.Я вспоминаю курчавого магаЭтих лирических мест.

Через три недели Марина уезжает в Коктебель. Здесь, в гостеприимном и шумном доме Волошина она постепенно освобождается от своей замкнутости, книжного восприятия мира, одиночества. В ее жизнь входят счастье и любовь. Здесь, в Коктебеле, она встретила своего мужа, Сергея Эфрона.

 

Да, я, пожалуй, странный человек,

Другим – на диво!

 

«Волошину я обязана первым самосознанием себя как поэта и целым рядом блаженных лет в его прекрасном, блаженном Коктебеле» - признавалась Цветаева.

 

Самым плодотворным крымским периодом для Марины Ивановны стали 1913 -1914 годы, когда она с мужем и маленькой дочкой живет в Коктебеле и Феодосии. Еще в прошлый приезд Феодосия очаровала сестер Цветаевых восточным колоритом и экзотикой. «И мы поняли, что Феодосия – волшебный город, и мы полюбили его навсегда!». Феодосии поэтесса посвящает одно из самых лирических стихотворений:

 

Над Феодосией угас

Навеки этот день весенний,

И всюду удлиняет тени

Прелестный предвечерний час.

Захлёбываясь от тоски,

Иду одна, без всякой мысли,

И опустились и повисли

Две тоненьких моих руки.

Иду вдоль генуэзских стен,

Встречая ветра поцелуи,

И платья шёлковые струи

Колеблются вокруг колен.

И скромен ободок кольца,

И трогательно мал и жалок

Букет из нескольких фиалок

Почти у самого лица.

Иду вдоль крепостных валов,

В тоске вечерней и весенней.

И вечер удлиняет тени,

И безнадежность ищет слов.

 

1914 г.

Вы, идущие мимо меня

К не моим и сомнительным чарам, -

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром,

И какой героический пыл

На случайную тень и на шорох…

- И как сердце мне испепелил

Этот даром истраченный порох.

 

Это стихотворение тоже написано в Коктебеле в 1913 году в доме М.Волошина. Марина писала о его призвании и умении творить «встречи  и судьбы».  Волошину Цветаева обязана знакомством и дружбой со многими замечательными людьми литературы и искусства, жившими или приезжающими в  Крым: Алексеем Толстым, Осипом Мандельштамом, художниками Латри, Кандауровым и Богаевским. В мастерской Богаевского часто устраивались вечера, где Марина читала свои стихи, часто в унисон с сестрой Асей.

Вспоминая вечера у Богаевских, Анастасия Ивановна Цветаева рисует портрет молодой Марины тех лет:

«Как хороша Марина! Цветком, поднятым над плечами её, золотится голова. Ясная зелень глаз, затуманенная близоруким взглядом, таит в себе что-то колдовское. Идет с полуулыбкой, ею стараясь потушить непреходящее смущение в этом феодосийском доме, где ее так ждут, так ждут стихов, так слушают, так радуются. Это было время расцвета Марининой красоты».

 

Я счастлива жить образцово и просто:

Как солнце - как маятник - как календарь.

Быть светской пустынницей стройного роста,

Премудрой - как всякая Божия тварь.

 

Знать: Дух - мой сподвижник, и Дух - мой вожатый!

Входить без доклада, как луч и как взгляд.

Жить так, как пишу: образцово и сжато, -

Как Бог повелел и друзья не велят.

 

В Крым Цветаева возвращалась еще не раз. В трудные годы Гражданской войны, узнав о голоде в Крыму, Цветаева отправляется  в Кремль к Луначарскому с письмом Волошина просить о помощи писателям Крыма.

«Крым, - писала Ариадна Сергеевна, - не меньше, чем Таруса, вторая колыбель маминого творчества, и, пожалуй, последнее её счастье. Больше никогда и негде не видела я её такой счастливой, свободной и беззаботной. Тот Крым она искала везде и всюду – всю жизнь».

 

Использованы материалы:

Печаткина Г.А. Лики Тавриды. Очерки. Воспоминания. Эссе. –Симферополь: Бизнес – Информ,2003.

https://www.culture.ru

Пятница, 02 октября 2020 19:53

ДАРИТЕЛЬ МЕСЯЦА

Уважаемые читатели, дарители, коллеги!

Научная библиотека «Таврика» открывает новую рубрику: «ДАРИТЕЛЬ МЕСЯЦА».

Мы будем представлять наших друзей, которые в прошедшем месяце подарили библиотеке хорошие, нужные для исследователей книги: 1) книги о Крыме; 2) книги, изданные в Крыму; 3) книги крымских авторов; 4) энциклопедические и справочные издания.

В сентябре 2020 года «Дарителем месяца» стал

депутат Государственного Совета Республики Крым

ВАЛЕРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ЛАВРОВ.

В.В. Лавров за последнее время подарил «Таврике» более 90 изданий. В сентябре 2020 года он передал библиотеке подборку книг о Гражданской войне, а также справочные издания по этнографии народов России.

Большое Вам спасибо, Валерий Васильевич!

  1. Белое движение на Юге России (1917-1920): неизвестные страницы и новые оценки / ред. А. С. Кручинин. - [М.]: Военная быль, 1995. - 56 с. - (Военно-историч. б-ка "Военной были" N 2 (19). 300 экз.
  2. Белые генералы: Корнилов, Краснов, Деникин, Врангель, Юденич. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. - 416 с. 10000 экз.
  3. Врангель, Николай Николаевич (барон; русский искусствовед; 1880-1915). Дни скорби: дневник 1914-1915 годов / Н. Н. Врангель; сост., авт. примеч., рук. работы А.А. Мурашев. - Санкт-Петербург : Журнал "Нева", 2001. - 320 с. 2500 экз.
  4. Галин, Василий. Гражданская война в России. За правду до смерти / В. Галин. - Москва: Алгоритм, 2017. – 496 с. - (К 100-летию русской революции).
  5. Деникин Антон Иванович. Очерки русской смуты. – Кн. 3. Т. 4 - 5. – 3-е изд. – Москва: Айрис-Пресс, 2015. – 832 с. – (Белая Россия). 2500 экз.
  6. Калинин, Иван Михайлович. Под знаменем Врангеля: заметки бывшего военного прокурора / И. М. Калинин. - Ростов-на Дону: Книжное изд-во, 1991. - 352 с. - (Голоса минувшего) 20000 экз.
  7. Лукомский Александр Сергеевич. Очерки из моей жизни: воспоминания. – Москва: Айрис-Пресс, 2012. – 752 с. – (Белая Россия). 3000 экз.
  8. Рутыч, Николай Николаевич. Думская монархия: статьи разных лет / Н.Н. Рутыч; авт. предисл. А.В. Терещук. - СПб.: Изд-во Logoc, 1993. - 182 с. - (Историческая серия. XIX - XX век). 3500 экз.
  9. Узники Бизерты: документальные повести о жизни русских моряков в Африке в 1920-25 гг. – Москва: ОАО «Иван Федоров», 1998. – 272 с. В содержании: Берг В. Последние гардемарины; Кнорринг Н. Сфаят.
  10. Ушаков А.И. Белый Юг. Ноябрь 1919 - ноябрь 1920 / А. И. Ушаков, В. П. Федюк. - Москва: АИРО-ХХ, 1997. - 104 с. 500 экз.
  11. Цветков, Василий Жанович (к.и.н.; р. 1968). Белые армии Юга России. 1917-1920 гг.: комплектование, социальный состав Добровольческой армии, Вооруженных Сил Юга России, Русской Армии / В.Ж. Цветков. - Москва: Посев, 2000. - 168 с.: ил.

***

  1. Мордовия: энциклопедия в 2 т. Т. 1: А - М / гл. ред. А. И. Сухарев; вед. ред. Е. В. Глазкова. - Саранск: Мордовское книжное изд-во, 2003. - 576 с. : цв. ил., портр. 10000 экз.
  2. Мордовия: энциклопедия в 2 т. Т. 2: Мордва - Я / гл. ред. А. И. Сухарев; вед. ред. Е. В. Глазкова. - Саранск: Мордовское книжное изд-во, 2004. - 704 с. : цв. ил., портр. 10000 экз.
  3. Народный костюм Пензенской губернии конца XIX - начала XX века. - Пенза: ИФ "Пеликан", 2005. - 356 с.: цв. ил., портр. 5000 экз.
  4. Статейнов, Анатолий Петрович. Малочисленные народы Севера (коренные малочисленные народы Красноярского края): фотоальбом / А.П. Статейнов. - Красноярск: Изд-во "Буква С", 2008. - 190 с. : цв. ил., портр. 1000 экз.

Черных, Александр Васильевич. Народы Пермского края: история и этнография: иллюстрированная энциклопедия / А. В. Черных. - Пермь: Изд-во "Пушка", 2007. - 296 с.: цв. ил., портр.  1500 экз.

КНИГА НЕДЕЛИ

Ломакина М.А. Крымские древности в акварелях К.Ф. Богаевского: [альбом] / ред. Е.А. Айбабина, Д.А. Ломакин. Симферополь: Н.Орiанда, 2020. 448 с. (Биобиблиография крымоведения; вып. 30).

«Прежде всего, он нашел в крымском пейзаже самостоятельную историческую тему, которая разрабатывалась и варьировалась им затем в течение многих лет. Трактовка этой темы художником была также весьма своеобразна. Он не пытался воссоздавать конкретное историческое место, связанное с определенным событием давних дней. Вживаясь в дух эпохи, Богаевский стремился в современном ему пейзаже почувствовать далекую историю и передать в художественном образе свое “переживание” прошлого». Так характеризовала гений Константина Федоровича Богаевского исследователь его творчества Р.Д. Бащенко. Именно таким мы знаем художника, таковы его работы, представленные в экспозициях многих музеев.

Однако сегодня у нас есть возможность познакомиться с другой гранью творческого наследия художника.  Это стало возможным благодаря потрясающему художественному альбому «Крымские древности в акварелях К.Ф. Богаевского», вышедшем в симферопольском издательстве «Н.Орiанда» в 2020 году. Автор альбома – Мария Александровна Ломакина, научный сотрудник Крымского этнографического музея.

«Крымские древности в акварелях К.Ф. Богаевского» - полноценный, крупноформатный альбом, являющийся достойным продолжением книжной серии Андрея Анатольевича Непомнящего «Биобиблиография крымоведения». Отметим, что издание художественных альбомов, особенно посвященных старым крымским мастерам, явление достаточно редкое. А творческое наследие Константина Федоровича Богаевского, несомненно, этого заслуживает.

Однако вернемся к сказанному выше. Альбом дает нам возможность познакомиться с другой гранью творчества художника. Сюда вошли 156 акварелей и рисунков К.Ф. Богаевского, выполненные в 20-е годы ХХ века по заказу Крым ОХРИСа. Чтобы осознать всю уникальность и значимость этих работ, приведем небольшой отрывок из текста М.А. Ломакиной: «Тонко чувствующий натуру К.Ф. Богаевский сумел каждому из циклов – феодосийскому, судакскому, бахчисарайскому, карасубазарскому – придать свой колорит, который отражал своеобразие самого памятника в его природном окружении. Большинство акварелей являются завершенными художественно выразительными работами, только немногие из них имеют эскизный характер. Стремление наиболее полно отразить архитектонику древнего строения, показать детали и характерные особенности, диктовали художнику необходимость неоднократно изображать его в разных ракурсах. Это превращало пейзаж со средневековой постройкой в документ, по которому можно составить полное представление о ее внешнем виде или, что является более редким, об интерьере».

Структура альбома «Крымские древности в акварелях К.Ф. Богаевского» заслуживает особого внимания. Издание открывается обширным и подробным очерком о жизни и творчестве художника. Затем М.А. Ломакина дает отдельную характеристику деятельности Константина Федоровича Богаевского по фиксации и охране памятников древности Крыма. Далее следует основная часть, то есть репродукции акварелей и рисунков художника, выполненных по заказу Крым ОХРИСа. Работы делятся по географическому признаку: Феодосия, мечети поселений Колечь-Мечеть и Карагоз, крепость Арабат и мечеть, Коктебель, Судак, Солнечная Долина, Старый Крым, монастырь Сурб Хач, Карасубазар, Бахчисарай, Алупка. Однако это не просто репродукции. К каждой акварели и рисунку автором альбома дается подробное описание. А самое главное – приводится современная фотография с видом изображенного Богаевским памятника архитектуры. К сожалению, фотография прилагается не ко всем акварелям, ведь часть из этих построек была безвозвратно утрачена.

В процессе создания альбома М.А. Ломакиной была проведена огромная поисковая работа. Ведь необходимо было выявить все сохранившиеся произведения К.Ф. Богаевского, относящиеся к совместной работе с КрымОХРИС. В альбоме помещены акварели и рисунки художника, хранящиеся в фондах Феодосийской картинной галереи им. И.К. Айвазовского, Феодосийского музея древностей, Симферопольского художественного музея, Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника, Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника. Помимо этого, автором была проведена сложная работа по фотофиксации сохранившихся памятников архитектуры, причем с тех ракурсов, с которых писал сам К.Ф. Богаевский.

Оценивая объем и сложность проделанного Марией Александровной Ломакиной исследования, можно смело утверждать, что «Крымские древности в акварелях К.Ф. Богаевского» является уникальным изданием. Рассматривая этот альбом, понимаешь, насколько велико и многообразно наследие Константина Федоровича Богаевского.

Актуальность и значение альбома «Крымские древности в акварелях К.Ф. Богаевского» не вызывает никаких сомнений, так как он является важным вкладом не только в изучение изобразительного искусства Крыма, но и уникальным источником сведений для работы по охране памятников истории Крымского полуострова.

Понедельник, 28 сентября 2020 15:33

«...ПРИШЕЛ И СЕЛ, КАК ОБЕЩАЛ...»

200-летию со времени пребывания в Тавриде великого русского поэта

Александра Сергеевича Пушкина посвящается:

Все, кто бывал в здании Центрального музея Тавриды на каком-либо мероприятии (лекции, конференции, концерте и т.п.), непременно попадали в наш гостеприимный Голубой зал. Само здание относится к постройке 1904-1907 гг. и предназначалось изначально для Окружного суда. Таковым оно оставалось и в годы Гражданской войны, а его зал также использовался для всевозможных заседаний. Наше внимание привлекло заседание, состоявшееся в октябре 1920 года. Перед нами: «Протокол открытого заседания Таврической Ученой Архивной Комиссии 18 октября 1920 года по случаю исполнившегося столетия со времени пребывания в Тавриде А.С. Пушкина». Читаем:

«1. Объявив заседание открытым, председатель Комиссии (председательствующим заседания был избран А.И. Маркевич — авт.) предложил собранию почтить память великого поэта вставанием».

Далее мы воспользовались материалами из книги Б.С. Филимонова «Из прошлого русской культуры в Крыму» *, т.к. работая в различных библиотеках и архивах (в т.ч. в научной библиотеке «Таврика» и фондах ЦМТ), им было проведено фундаментальное исследование по поводу деятельности ТУАК в 1917 — 1920 годах. Так как по материалам заседания 18 (31-го по н. ст.) октября 1920 года не было издано заявленного Сборника **, то заинтересовали «документальные находки» автора - статья и очерк из газеты «Таврический голос» (издававшейся в Симферополе в годы Гражданской войны), опубликованные в номере за 2 ноября 1920 года:

«… В этом торжественном заседании было немного торжественности. Холодно, неуютно. Президиум у стола, докладчики и публика — все в пальто. Только в зале горят несколько электрических лампочек. В кулуарах — полутьма, и гуляет преждевременно наставший в Крыму мороз. Холодно, неприветливо. И все-таки небольшая зала полна народу, обогревшего ее своим дыханием. Да, на сердце было тепло.

Согревало сознание, что эту толпу людей, собравшихся, как заговорщики, в полумраке неотопленного здания, привлекло имя Пушкина. В его память были приглашены собраться жители Симферополя. Призыв Таврической Ученой Архивной Комиссии сойтись и почтить память величайшего русского поэта по случаю истечения столетия со времени его пребывания в Крыму был услышан, и те, кому дороги культурные ценности, откликнулись на этот призыв и собрались.

Нет, к нему «не зарастет народная тропа»...

Несмотря на тревогу военного лагеря, в условиях которого протекает наша жизнь, несмотря на тяжелые домашние заботы, связанные с холодом, проголодью и всяческими лишениями и бедами, - нашлось немало желающих идти поклониться тени Пушкина и в Симферополе. Доклады о Пушкине читались один за другим, без перерыва. Точно спешили. Но холодно было в зале, а на душе было тепло от общения с духом великого поэта. Казалось, он тут, с нами, в этой холодной комнате, где все в пальто, - пришел и сел, как обещал.

Вы помните, он говорил:

«Собирайтесь иногда читать мой свиток верный

И, долго слушая, скажите: «это он!

Вот речь его»! А я, забыв могильный сон,

Войду невидимо и сяду между вами,

И сам заслушаюсь, и вашими словами

Упьюсь... И, может быть, утешен буду я

Любовью...»

Да, великий дух чудного поэта России витал среди собравшихся в холодной зале, и в ней было тепло, хорошо...»

В. Фаусек

 

ПАМЯТИ ПУШКИНА ***

Мы все растеряли Пушкина. Кто оставил заветный том в Москве и Питере, кто забыл его на бесконечных этапах от Москвы до Крыма — в Ростове, Екатеринодаре и Новороссийске, но милого заветного тома нет с нами. Только в душе осталась вечная трогательная любовь к нему, пронесенная через все этапы, через все увлечения Бальмонтом и Блоком, акмеистами и футуристами. Мы сохранили эту любовь живой и нетленной, как хранит каждый из нас в мути увлечений и страсти свою первую юношескую любовь.

И, должно быть, именно потому на заседание Таврической ученой архивной комиссии, посвященное памяти поэта, пришло так много людей, так неожиданно много, что не вместил всех пришедших большой зал окружного суда. Пришли разные.

Пришел философ и мыслитель Сергей Николаевич Булгаков и молоденькая курсистка, что совсем недавно учила наизусть:

«Я вас люблю, к чему лукавить?»

Пришел безрукий офицер, и пришла грустная седая дама в трауре. Пришли и слушали. Казалось, что можно нового сказать о Пушкине?

Но выступившие на заседании профессора и, в особенности Г.В. Вернадский, доказали, что можно. Его короткий очерк «Пушкин как историк» познакомил публику с почти неизвестной стороной пушкинского гения. В 1837 году Россия потеряла не только своего величайшего поэта, но и крупного историка, которому только пуля Дантеса помешала написать историю России 18-го века. Но и в своем художественном творчестве Пушкин был историком. Недаром Ключевский по одному «Евгению Онегину» мог написать лекцию о постановке воспитания в России в начале 19-го века.

Публика разошлась поздно вечером, унеся с собой просветленный образ самого «вечного» из своих спутников.

Г.****

* Б.С. Филимонов. Из прошлого русской культуры в Крыму. Симферополь, 2010.- 408 с. С.37-49.

** Сборник по материалам заседания ТУАК издан не был, так как через 12 дней после этого в Симферополь вошли части Красной Армии

*** Очерк в газете «Таврический голос» за 2 ноября 1920 г.

**** Согласно исследованию Б.С. Филимонова, автором очерка являлся знаменитый филолог Н.К. Гудзий (1887 – 1965), публиковавшийся под псевдонимом «Г.»

Пятница, 25 сентября 2020 21:06

«Времен связующая нить»

«Времен связующая нить» - такое название получила акция, посвященная 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, цель которой - сохранить для нынешнего и будущего поколений подлинные вещи, документы, фотографии, а значит - сберечь память о судьбах наших земляков, родственников, чья жизнь выпала на суровое время военного лихолетья.

Экспонаты, которые пошли путь от семейной реликвии - до уникального документа уже представлены в стенах музейного зала и есть надежда на то, что это не последние раритеты подобного рода.

Информация о проведении акции размещена на сайте Мемориала жертвам фашистской оккупации Крыма 1941-1944 гг. «Концлагерь «»Красный» (http://memorialkrasniy.ru/2020/04/26/akcia/), а её актуальность приобретает особое значение в связи с работой над проектом «Красный»: история, память, судьба», автором которого является крымский историк и этнограф Михаил Кизилов, ход воплощения которого стал предметом обсуждения в рамках работы научного семинара Мемориала.

Часть новых материалов, повествующих о судьбах крымчан – жертв нацизма будет представлена в экспозиции комплекса, работа над обновлением которой проводится в настоящее время.

Страница 4 из 328
Заинтересовался? Поделись в соц. сетях!

Инстаграмм

Музей на Facebook

Присоединяйтесь!

Одноклассники

Присоединяйтесь!

Вконтакте

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.